Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

15 сентября

Здравствуйте!

Вчера был в городе Кирове, исконное название Вятка. Был в этом городе по причине для меня приятной и радостной. Мне вручили литературную премию Салтыкова-Щедрина за сборник прозы «Боль». Хотя я думаю, что премию мне вручили не именно за эту книжку, а за совокупность литературных работ.
Я был рад получить эту премию. Мне давно уже никаких премий не давали. И очень давно ни на какие премии не номинировали. Давно не видел себя не только в шорт-листах, но и в лонг-листах наших основных литературных конкурсов и премий. А тут, как я понимаю, не было ни шорт-листа, никаких других Листов, потому что в этом году никто другой в качестве кандидата на получение премии Салтыкова-Щедрина не рассматривался. Так что поехал я в Киров в хорошем настроении и без малейшего скепсиса.

Премию мне вручили в очень приятном маленьком доме-музее, в котором жил во время ссылки совсем молодой чиновник Салтыков. Псевдоним Щедрин он увёз с собой из Вятки. Музей очень хороший. Городу посчастливилось в том, что дом, который снимал ссыльный Салтыков, сохранился практически в первозданном виде. Этот дом интересен скорее как памятник и музей провинциального быта середины девятнадцатого века. Да ещё любопытно посмотреть, как жили ссыльные. А жил конкретно ссыльный Салтыков очень себе неплохо. Написал совсем юный и критически настроенный Миша Салтыков неполиткорректную повестушку, напечатали её в журнальчике, разгневались на него и сослали двадцатидвухлетнего полулитератора-получиновника в Вятку. Ссыльный прибыл, снял себе большой дом с подворьем, поступил на должность… Приехал со слугой, впоследствии был у него, насколько я понял, и кучер, и кухарка. Сделал он себе в Вятке быструю карьеру, стал советником губернатора, а под конец ссылки ещё женился на дочери вице-губернатора и уехал. Судя по всему, ссылка была неплохая. Да и вообще ощущается, что литератор, даже юный, заслуживал внимания… Известно, что в Вятке Салтыков ничего не написал. Был занят службой, служил, судя по всему, рьяно и накопил большой опыт, а также материал для дальнейших своих литературных шедевров. Слово «шедевры» я употребляю без малейшей иронии.

Встречали меня у входа в дом-музей с хлебом-солью барышни в национальных одеждах, спели мне песню, я ужасно смущался, потому что, по правде сказать, никогда меня с хлебом-солью нигде не встречали. Я видел много раз, как это происходит, видел в кино и по телевизору. А тут было со мной и впервые. Чувствовал себя полностью не в своей тарелке, но всё равно было приятно.
Вручали мне премию и поздравляли и глава города, и губернатор, было много прессы и были собственно те люди, которые меня на премию Салтыкова-Щедрина выдвинули… Все говорили какие-то не бессмысленные слова, в основном, не про меня.
Я видел, что для людей, которые присутствовали на церемонии, да и для города в целом, происходящее было событием. Событием приятным, радостным… Эта премия существует не так давно, я четвёртый лауреат, и людям было важно, что я приехал, что не отнёсся к их премии как к чему-то провинциальному и незначительному, и я всячески старался подчеркнуть, что для меня это тоже важное событие. При этом ни капли не лукавил.
С Вяткой связана жизнь не только Салтыкова-Щедрина, были и другие ссыльные. В их честь в Кирове также существуют премии. Премия Александра Грина и премия Герцена. Но премия Александра Грина вручается за детско-юношескую литературу, а в этом направлении я не преуспел. Премию же Герцена… ну сами посудите, где я, и где Герцен.

Киров в этот раз встретил меня прекрасной погодой, я в первый раз видел этот город без снега. Увидел, что люди по улицам ходят нарядные… Да и вообще я провёл хороший радостный день. Вчера в кукольном театре дал творческий вечер, которым вполне удовлетворён, потому что были глубокие и настоящие вопросы. Вопросы, на которые хочется отвечать. После вечера слышал забавные комментарии. Люди удивлялись самим себе и радовались тому, что в городе живут умные и интересные люди.

Я же хорошо понимаю, что премия Салтыкова-Щедрина, которая вручается за сатиру, так звучит само определение и назначение премии, попала мне в руки не совсем по адресу. Я никогда даже не думал в направлении сатиры. Но всё-таки в своих лучших произведениях Салтыков-Щедрин не был сугубо сатириком и его «Господа Головлёвы» это просто большая русская литература. И в «Селе Степанчиково» Достоевского я вижу глубокую связь с теми же самыми «Господами Головлёвыми».
Я с детства не любил Салтыкова-Щедрина, мне не хотелось читать его сказки, которые входили в школьную программу. Мне было неинтересно следовать указаниям учителя и понимать то, как «автор бичует» российскую действительность, мне было жалко и Премудрого Пескаря и мужика, который прокормил двух генералов. А в сегодняшней российской действительности мне так многих жалко и также не хочется следовать указаниям.
На третьем курсе университета мне пришлось пересдавать экзамен по русской литературе 19 века как раз по причине Салтыкова-Щедрина, которого я игнорировал. Только потом я пришёл к восторгу от чтения удивительной литературы, написанной Салтыковым-Щедриным. Берусь утверждать, что все авторы антиутопий в двадцатом веке, просто дети по сравнению с Михаилом Евграфовичем.
Врученная мне вчера премия меня вдохновила, а общение с кировскими-вятскими читателями порадовало.
Завтра у меня фактически начинается театральный сезон, сыграю в Москве подряд четыре спектакля: «Одновременно», «Прощание с бумагой», «+1» и «Как я съел собаку». Получится этакая ретроспектива. Давненько не играл эти спектакли, очень по ним соскучился и жду от грядущих четырёх вечеров того, что всегда происходит в начале сезона после длительного перерыва. То есть жду от самого себя новых интонаций и каких-то новых смыслов в давно сделанных и много раз сыгранных текстах. Вот собственно всё, что я хотел написать сегодня и чем хотел похвастаться.

Ваш Гришковец.

3 сентября.

Здравствуйте!

Лето закончилось. Всё. Звонят друзья, приятели, которые на лето потерялись. Возвращаются, хотят встречаться. Последние дни только и отвечаю на вопрос: «Как дела? Как сам? Как семья?» Я говорю им: «Всё хорошо…, если бы не Украина».

У меня действительно всё хорошо. Я провёл лето с семьёй и было много радостей. Я пишу новый спектакль и чувствую, что получается. В субботу женился младший брат Алёша. Женился на хорошей и любимой им барышне. У них у обоих есть работа и перспективы. Старшая Наташа перешла на второй курс. Сын Саша идёт в 4 класс. Маша загорела и вытянулась за лето. Родители были на свадьбе счастливые. Все здоровы. Всё хорошо!

Я как мантру твержу про себя: «Всё хорошо, всё хорошо, всё хорошо». Я уговариваю себя, убеждаю: «Всё хорошо». Но не могу отогнать, хоть на время забыть и не чувствовать тревогу и какую-то душную тоску. Я смотрю на детей, который занимаются своими чудесными детскими делами, не обращая внимания на работающий телевизор, по которому изо дня в день идут только военные новости, и сердце холодеет и сжимается от тревоги и тоски. От страха за них и за тот мир, который их ждёт, тот мир, в котором я не смогу их защитить, мир, который рушится и рвётся прямо сейчас. Рушится безвозвратно.

Я чувствую свою полную беспомощность и вижу свои слабые руки… слабые, чтобы уберечь и защитить даже самое дорогое и любимое.

А дома всё хорошо… Хорошо кроме новостей в телевизоре. И, значит, не хорошо.

Всё лето я много говорил и спорил об Украине, о происходящем, о Путине, об Америке. Всё лето. Много! Бесконечно говорил по телефону. Написал тысячи смс. Я слышал проклятия в свой адрес и в адрес моей Родины. Я слышал дикости во славу моей Родины. Я слышал непонимание моей Родины. Я говорил и слушал, слушал и говорил. Несколько раз и сам срывался на проклятия. Я смотрел новости, аналитические программы, читал и читал интервью, статьи…

Сейчас же я хочу сказать очень спокойно то, что я обо всём этом думаю. Сказать тем, кому хоть как-то интересно то, что я думаю, и не безынтересен я сам.

Это не программное заявление, не манифест и не анализ происходящего. Это просто то, что я думаю. Я так считаю… Это мои личные, исключительно частные соображения. Что-то мне самому в моих мыслях кажется наивным, эмоциональным и банальным… Но я так думаю. Я так считаю…

Я ТАК ДУМАЮ

Collapse )

Потсдам.

Здравствуйте!

За то время, пока отсутствовал и не давал о себе знать, успел сыграть несколько спектаклей в Москве и, собственно, закрыть для Москвы свой театральный сезон. А еще успел слетать и вернуться на Потсдамскую конференцию (улыбка). Мне трудно определить суть и содержание мероприятия, в котором довелось принять участие. Меня туда пригласили как литератора и художника, который много обращался и обращается к теме воды, от меня хотели, чтобы я на этой конференции прочитал отрывок из недавно переведенной на немецкий язык повести «Реки», и в связи с тем, что повесть и ее перевод были высоко оценены критикой и читателями. Я согласился на участие в этом мероприятии, потому что очень давно не был в Потсдаме и особенно в парке Сансуси. А парк этот я знаю во всех подробностях и люблю. Сансуси в начале июня точно стоит того, чтобы уплотнить свой график и выделить пару дней на визит к этому удивительному творению, совместному творению природы и человека.

Самого мероприятия я совершенно не помню, встретились самые разные люди от бывшего посла Германии в России, начальника питерского водоканала, представителей РПЦ, руководителей каких-то фондов, какие-то немецкие чиновники или, чаще, бывшие чиновники, в том числе научный сотрудник русского музея, который занимается хранением живописи, и я. Говорили бог знает на какие темы. Все-таки, немцы – очень сердобольные и милые люди, они способны не только абсолютно серьезно участвовать в таких мероприятиях, но еще регулярно их организовывать, видеть в них глубокий смысл и финансировать.

Читать далее...

29 мая

Здравствуйте!

Очень долго я отсутствовал. Последний раз выходил на связь 13 мая из заснеженного Южно-Сахалинска. Дальше было очень много тем, но совсем не было сил. Ужасно трудными оказались дальневосточные гастроли. Совсем я не попал ни в ритм, ни в часовой пояс, ни в общее настроение. А точнее, попал в какое-то безрадостное и отчаянно-невесёлое настроение обычно либо весёлых, либо скрывающих свои истинные настроения приятелей и друзей.

Если в прошлом году я писал про Владивосток, что тем, кто ни разу его не видел нужно подождать с приездом в этот прекрасный город, то нынче я бы сказал, что в ближайшие год-полтора туда не то что ехать не стоит, а ехать туда просто нельзя. Иначе, первое впечатление будет настолько ужасным, что впоследствии оно вряд ли изгладится и забудется. Точнее, если увидеть Владивосток сейчас, то туда ни за что не захочется вернуться. А Владивосток достоин не только привязанности, но и любви. Просто он сейчас истерзан стройками, ремонтом дорог, а главное, каким-то бессмысленным и явно броуновским процессом всего этого строительства. Мои знакомые, приятели, и те, кого я могу назвать друзьями… те, кто ещё год назад был полон оптимизма и готов был многое терпеть, ждать и по мере сил участвовать, а главное осмыслять происходящую в городе подготовку к грядущему в следующем году саммиту, теперь полны отчаянных настроений. А просто они насмотрелись на то, как всё делается шиворот-навыворот, делается непоследовательно, изначально плохо, изначально только чтобы хоть как-то успеть к назначенному сроку, изначально неправильно и совсем неосновательно. Если бы этого не было, если бы не было очевидного и непостижимого воровства, то и без того терпеливые и жизнерадостные владивостокцы потерпели бы ещё и сколько надо…

Читать далее...